Реклама

Разделы сайта

Реклама от Google AdSense

!!! Чтобы найти нужные вам саженцы, культуру, сорт и т.д., воспользуйтесь поиском, размещённым вверху каждой страницы. На сайте можно найти почти любой посадочный материал: семена, саженцы и прочее. Нужно самим поискать а не ждать "золотую рыбку" для услуг. По личным вопросам к авторам необходимо обращаться по указанным на страницах адресам, а не в комментариях. Личная переписка удаляется
Каталоги на посадочный материал постоянно обновляются. Советуем регулярно проверять изменения в соответствующих разделах, на персональных страницах садоводов и на других страницах сайта

При введении комментария просим указывать своё имя и регион и свой e-mail-адрес

Выбрать место для сада

Выбрать место для сада

Из книги «Умный сад. Как перехитрить климат». Н. И. Курдюмов, В. К. Железов:

«…

Глава 3

Что значит хорошее место для сада

Сад может расти практически повсюду. Но отнюдь не везде!

Мне часто звонят и пишут анастасиевцы – люди, по зову Природы создающие поселения в разных малообитаемых местах. И я вижу: проблемы, порой неразрешимые, в большинстве случаев они создают себе сами. Вот строки из их писем: «... голая продуваемая степь, нет ни воды, ни электричества ...»; «думал, посадим деревья и будем лежать под ними, но гнус не даёт высунуть нос из сараев – пока только их построили ...»; «копнули землю, а там вода ...»; «... возник пожар из-за нескошенной травы, и более чем половина участков с постройками сгорела ...». От названий населённых пунктов, да ещё в северных широтах, подскакивает давление: хутор Заболотный, деревня Солонцы ... Какие уж тут сады! Говорю: приезжайте к нам, в Шушенский район, в Минусинский, в Саяногорский – тут можно жить и сады выращивать. Отвечают: нет, это далеко. А «продувная степь, ни воды, ни электричества» – недалеко ... И звонят мне, и надеются, что после пятиминутного разговора они смогут вырастить сад! Как будто я могу изменить климат или северный склон сделать южным.

Вот так у нас везде: под поселения и дачи отдаются в основном неугодья. На тебе, Боже, что мне негоже: голые, иссушаемые суховеями степи, истощённые брошенные поля, скалистые почвы, тяжёлые суглинки, песок или гравий, торфяники, бывшие болота и солонцы, обочины трасс с ядовито-свинцовыми выхлопами, бездорожье ... И мы всё это радостно хватаем: «своя земля» у нас в генах! А результат – сотни писем в мой адрес: НИЧЕГО НЕ РАСТЁТ. Хотя потрачены многие годы, деньги, нервы, труд.

Даже те, кто мог спланировать будущее место заранее, ориентируются прежде всего на стоимость дома, удобства, коммуникации – на что угодно. Про сад вспоминают, когда уже дом строится. И вот – «ничего не растёт». А у соседа, где сад защищён от ветра, растут сливы. А у друга, на южном склоне – и абрикосы зреют. А в соседнем посёлке полно своих яблок, которых нигде в районе нету ...

Потенциал устойчивости плодовых деревьев намного выше, чем мы привыкли думать. Но всё же он конкретен. Я всегда писал, что сады с крупноплодными сортами можно разводить по всей Сибири. Но я никогда не писал, что они могут расти в любых местах. В том и дело: сад можно вырастить в любой области, но НЕ В ЛЮБОМ МЕСТЕ. Даже на юге! А в Сибири и на Севере – далеко не в любом. А только в благоприятном месте со смягчённым климатом. Но факт: таких мест везде достаточно. И в Сибири – тоже.

В любой области есть самые тёплые и мягкие районы. В аномально тяжёлую зиму в одних районах Читинской области зашкаливало за -50°C, в других не превышало -37°C. Внутри одного района, особенно предгорного – широчайшая гамма климата. Еду в свой сад вдоль Енисея и всегда смотрю на термометр автомобиля: в одной деревне, под скалами, -7°C, а через три километра, в распадке – -13°C! Может, для кого-то это странно звучит, но и на одной улице микроклимат разный: перепад высот, уклоны, защита от ветра, глубина грунтовых вод. Последние суровые зимы – и вот картина маслом: ваш сад почти вымерз, а у соседа через улицу – почти нет, и даже яблоки зреют. Он чуть повыше, дренаж получше – вот и результат. Даже в разных углах вашего участка условия для плодовых деревьев разные. Спереди дома – склон, сзади – река, под забором – затишек от ветра. Сливы плодоносят только в затишке, яблони лучше растут у реки.

Если вы хотите всерьёз заняться садом, начните с главного: найдите самое благоприятное место из всех возможных. Иначе годы и силы будут потрачены впустую!

НА МАРСЕ ЯБЛОНИ ЦВЕСТИ НЕ БУДУТ!

Я бы сказал просто: все благоприятные места для садов вокруг больших масс воды, либо на южных склонах и в «амфитеатрах», либо в безветренных местах, защищённых сопками и скалами. Николай Иванович решил, что в этом надо разобраться детальнее – описать все такие места. И не просто назвать их, но и понять, ПОЧЕМУ климат там смягчён. Вот данные, присланные соавтором.

1. Большие водные поверхности: озёра, крупные реки, водохранилища. Вода – главный буфер климата. Она накапливает огромный запас тепла. Летом водоём охлаждает воздух, а перед зимой, наоборот, долго отдаёт тепло. Вокруг Байкала на климатической карте зона «морского климата». Вокруг крупных озёр по всему миру – зона «защищённого садоводства» от 3 до 30 км. Где наши самые процветающие дачные массивы? По большей части вокруг рек и водохранилищ.

Но самое удачное – незамерзающие водоёмы. Например, реки ниже ГЭС. Они увлажняют воздух. А влажный воздух – почти что «теплица». Летом он снижает листовое испарение – легче переносится жара и засуха, лучше вызревают побеги, в итоге лучше подготовка тканей к зиме. А зимой влага воздуха сильно снижает главную причину «вымерзания» – зимнее иссушение веток. В том числе и укрывает изморозью – своеобразной «шубой». Это добавляет несколько градусов переносимого мороза. Особенно важен влажный воздух при ветре.

Влияние воды настолько заметно, что все большие реки (Волга, Дон, Днепр) издавна несут основное садоводство на наветренных берегах. Проходя над рекой, воздух влажнеет, и тут сады чувствуют себя надёжнее и лучше, чем на подветренном берегу с сухим воздухом. То же можно смело сказать и про Енисей. А разве у нас в Сибири мало рек и озёр?

2. Южные и юго-восточные склоны. Солнце падает более перпендикулярно – почва прогревается сильнее. Весна – раньше, осень – позднее, общего тепла намного больше. Каждый градус уклона к югу – как переехать на 50-100 км южнее. Или спуститься с гор на 100 м ниже. До сих пор живы колхозные сады на южных склонах Алтая и в высокогорьях Кавказа.

Ещё лучше прогреваются «амфитеатры», раскрытые на юг или юго-восток. Это – ловушки для солнечного тепла. К тому же они часто защищены от ветра. На Севере и в Сибири такие «чаши» заселяются садоводами прежде всего. Тут больше возможностей: восточные и западные склоны нагреваются по-разному. Есть распадки со скалистыми склонами, которые хорошо прогреваются – там ещё теплее.

На сухом юге и в жарких степях сады, наоборот, прячут на западных и северных склонах – там влажнее и прохладнее. Южные склоны на Тамани или, например, под Волгоградом – просто «сковородки».

3. Место на склоне. Ещё довоенные исследования одного из светил нашего садоводства П. Г. Шитта показали: на склонах холмов и гор степной вишни. Но не меньше должно быть и хвойных: сосен и кедров. Только они отсекают ветер зимой.

Мой личный опыт с острова: сосны, посаженные в три ряда через метр друг от друга, конкурируя за свет, быстро устремились к солнцу и без всякого ухода за десять лет создали почти непроходимую изгородь высотой 7-8 метров, с грибами и птицами. Получилась отличная ветроломная полоса, работающая во все времена года.

6. Близость города. С точки зрения теплотехника город – огромный каменный костёр, горящий всю зиму. Дома топят в любом климате, даже в Сочи. И каждый день ВСЁ тепло отопительных приборов излучается и улетает в воздух! Представили? Плюс тепло солнца, накапливаемое за день стенами домов. Плюс парниковый эффект от смог а и углекислого газа. И вся эта тёплая воздушная масса с господствующим ветром ползёт на пригороды. Город в 200000 населения греет 8-10 км пригорода, миллионник – до 30-40 км. Значит, теплее всего в частном секторе самого города. Особенно между городом и крупным водоёмом. В Краснодаре, между городом и Кубанским водохранилищем, спокойно зреет виргинская хурма, и даже киви с морозостойкостью в -16 ... -18°C! А в соседних станицах даже не надейся, только с укрытием. Подветренным при городам не везёт: тут на 4-7°C холоднее, чем в городе. Для нас, садоводов, это очень много!

7. Хороший почвенный дренаж. Там, где вода застаивается и долго стоит близко к поверхности почвы, у сада почти нет шансов. Даже на юге в таких подтопляемых местах растут только семечковые, и то с трудом. Косточковые просто вымокают. На таком «мочаке» вместо подпочвы часто образуется подобие плотного чёрного ила – глей. Он для корней ядовит: в нём нет воздуха. Но и без глея в такой почве слишком мало кислорода.

В суровых зонах опасно и просто близкое стояние грунтовой воды.

Весной это – подтопление, а во второй половине лета избыток влаги задерживает созревание древесины.

Вот почему склоны предгорий так густо покрыты мощным лесом.

И даже дикий маньчжурский абрикос растёт именно на крутых склонах. Засуха ему не страшна, а вот застой воды – смертелен.

... Это – только основные признаки благоприятных микрозон.

По идее, чем больше их наберёте на своём участке, тем лучше. Только учесть их нелегко. Даже определить – уже надо быть специалистом! Одних глаз тут мало. Что делать?

Многие советуют спрашивать у опытных садоводов. Спрашивайте.

Но знайте: опытные садоводы – народ особый. Особенно сибиряки. Никто вам не скажет, что он живёт В особо мягкой микрозоне. А скажете ему – обидится на всю жизнь! Каждый уверен, что живёт в самом обычном, то есть жутко суровом климате. А что сад такой вырастил – так это результат многолетнего опыта, пытливого ума и трудолюбия. Соседи-то не вырастили! По себе знаю ... До сих пор неприятно, когда читаю: «весь успех Железова – в его микрозоне».

А вот поспрашивать о сроках посадки и созревания разных культур – это дело. Когда созревают первые огурцы, томаты, кабачки? Где раньше? Есть и плодовые культуры, указывающие на особый микроклимат. Например, вишня Владимирская – древовидная. Она есть почти везде, и урожаи даёт, но стабильно плодоносит только в микрозонах. Ну, а уж явное «райское место» видно издалека: шелковицы, виноград плетётся, много разных груш и вишен, а то и грецкий орех торчит, и даже не сильно обмёрзший.

... В горах есть ещё одно явление, бесценное для садоводов – фёны. Тёплые сухие ветры, дующие с перевалов по долинам рек. Фен, которым сушат волосы – от того же корня. Образуются они благодаря притоку воздушных масс «с материка», в Сибири – в основном с запада. Масса упирается в хребет, переваливает его и как бы всасывается вниз по долине. А чем ниже, тем давление атмосферы больше. Поток воздуха всё больше уплотняется, сжимается – и нагревается. Очень много фёнов на Кавказе. Но ещё больше – на Алтае. Алтай называют «тёплым островом посреди холодного материка». А ещё – «Сибирским Кавказом».

Гляньте на карту Алтая. В Телецкое озеро впадает река Чулышман. Её долина «выдувает» фёны четыре месяца в году! На берегах озера есть террасы, на которых обычная зима – не выше -20 ... -25°C. Там растут даже грецкие орехи! А рядом, на Бие – обычные сорокоградусные зимы. Не так много, но есть фёны и по долине Катуни, и многих её притоков.

Есть они и у нас в Хакасии – на восточных склонах Кузнецкого Алатау, в верховьях Чулыма. Но до Енисея они уже не доходят.

Скажете: а что ж ты о снеге не упомянул? Снег – конечно, хорошо. Значит, осадков, влаги много, как в Томске или Междуреченске. Под снегом удобно и деревья на зиму прятать. Но это палка о двух концах. Косточковые в снегу выпревают, особенно абрикосы. А у нас, в малоснежной зоне, им хорошо. На хороших подвоях они везде влагу найдут. Да и соблазна лишнего нет расслабляться. Рассчитываешь на снег – а вдруг он вовремя не выпал? Саяногорск – почти бесснежное место. Может, это и было нашим главным козырем? Будь у нас полтора метра снега – смогли бы мы абрикосы со сливами приручить? А главное – захотели бы?..

Ну, а что же делать тем, у кого уже есть земля, и место далеко не самое благоприятное? Тут три выхода. Если садоводство для вас действительно много значит, вы всё-таки поменяете место – найдёте более хорошее. Если нет – просто ограничитесь цветами, черёмухой и надёжными полукультурками. Третий путь – пытаться улучшать место, насколько возможно. Отводить лишнюю воду, создавать защиту от ветра. Немного шансов, возможно, прибавите. Но стоит ли это ваших усилий – решать вам.

«ВЕСЬ УСПЕХ ЖЕЛЕЗОВА - В ЕГО МИКРОЗОНЕ»

Что сибиряку баня, то европейцу – смерть!

Сколько перьев, и моих в том числе, сломано в спорах о климате Минусинской котловины, Саяногорска и конкретно моего сада в Красном Хуторе! Почему? Да потому что глядим по-разному. Мои зауральские оппоненты точно знают: «Минусинская котловина – особо благоприятный регион Сибири». Что это значит на деле, никто из них не пытается уточнить, хотя мои ворота для всех открыты. Саяногорск для них – чуть ли не Украина. Соответственно, и публикации моих многочисленных гостей там, по ту сторону Урала, воспринимаются с недоверием. Я тоже прекрасно знаю: у нас теплее, чем в Томске или даже в Красноярске. Но для меня важно и другое: здесь никто до нас не выращивал настоящих фруктовых деревьев. Мы, любители, смогли то, что столичная наука не считает возможным – создали целый район процветающих садов с разнообразием десертных фруктов.

Что же у нас за климат? Насколько он «особо благоприятный»? Мой соавтор заставил меня провести целое расследование, подключил даже наши метеопункты. Так что буду объективным, насколько смогу.

Никогда не отрицал и даже, наоборот, подчёркивал: Саяногорский и Шушенский районы – узкая полоса вдоль незамерзающего Енисея – очень благодатное место. От моей деревни до Шушенского тянутся тысячи гектаров прибрежных лесостепей, защищённых горами. Тут можно заниматься не только дачными – промышленными садами, и накормить всю Сибирь. Наш знаменитый Субботинский сад (Шушенский госсортоиспытательный участок) находится в более жёстких климатических условиях, в 18 км от Енисея. Но в годы его расцвета супруги Байковы выращивали там отменные урожаи русских яблок, китайских слив и сибирских сортов груш. Именно они заставили меня поверить в чудеса и взять пять гектаров земли под сад.

Тем не менее, у нас далеко не Украина! Там мы сажали картошку в марте, а здесь – в мае. Там критические зимы чуть за тридцать, а тут – за сорок. Там атлантическое дыхание Гольфстрима, а тут под боком центр Евразии климат самый резко-континентальный.

Больше всего мифов о «чрезмерно мягком» климате района связано с посёлком Черёмушки и тамошним черешневым садом Б. И. Боднара. Прочитают об этом и радуются: вот какова «Минусинская котловина»! Да, Черёмушки – место удивительное. На южном береговом склоне между гор, выше всех по Енисею, ближе всех к ГЭС. ДО последнего времени морозы там не переваливали за -30°C, а в обычные зимы – за -20 ... -25°C. Там регулярно идут дожди летом и снег зимой. Там почти нет сильных ветров. Там, в единственном месте России, абрикосы впервые за тридцать лет не плодоносили в самом аномальном 2011 году.

Но таких мест у нас больше нет. На 15 км ниже, в Майне, сорокаградусные морозы уже бывают, хотя Енисей тут подпёрт плотиной Майнской ГЭС и становится вдвое шире. Моя деревня Красный Хутор – ещё на 8 км ниже, почти напротив Саяногорска. Тут ещё холоднее.

Гигантское водохранилище Саяно-Шушенской ГЭС замерзает только после Нового года. А пока оно открыто, над ним регулярно формируется маленький тёплый циклончик. Он ползет в сторону Саяногорска, проливается дождём летом и насыпает снега зимой. Но к моей уже четвертьвековой досаде, почти всегда останавливается где-то в Майне, не доходя до моей деревни.

А западные, атлантические циклоны не пропускают к нам горы Кузнецкого Алатау. Вся влага западных ветров выпадает на их западных склонах, на юго-востоке Кемеровской области – больше 1000 мм осадков. Минусинской степи достаётся их «сухой остаток» – в районе 300 мм. Летом – дикая жара, босиком ходить невозможно. Вместе со мной жарятся и мои деревья: я же их не поливаю в селекционных целях. И таких – три года из четырех. В октябре, а иногда и позже – с ноября, приходит бесснежная зима с ветрами. Ветки высыхают так, что это заметно без очков. Редкий год выпадает больше 10-20 см снега, а иногда его почти нет. А подзимний полив, опять же, не делаю. Как деревья переносят эти дикие условия, сам поражаюсь!

Ответ вижу один: помогает природная корневая система сеянцев. А ещё – влажный воздух Енисея. Именно поэтому мой несостоявшийся фермерский сад на острове, пока не сгорел, надёжно жил и плодоносил. Да и потом уцелевшие деревья давали отменные урожаи. Благодаря испарениям ветки в сильные морозы покрывались шубой изморози, а это огромный плюс. Именно этот участок природы имеют в виду, когда пишут, что «сад Железова находится на полуострове и почти со всех сторон защищён тёплыми водами Енисея». Правильно написано, отличное место! Посмотрите на фото 9 и 10. До пожара таких яблонь было на острове больше тысячи.

Но мой селекционный сад – даже не на полуострове. Красный Хутор – обычная деревня между трассой и рекой, причём на теневом, холодном берегу реки, в отличие от Саяногорска и Майны. До Енисея метров двести, через трассу северные склоны высоких сопок. С них часто стекает холод. Вдоль реки – сильные морозные ветра. Так что в нашей благоприятной зоне у меня не самое тёплое место. Вот запись от 14 декабря 2010 г: «В Черёмушках -28°C. В центре Саяногрска -31°C, на окраине -35°C. В горах Ай-Дая (основной дачный массив) -41°C. У меня в деревне -37°C. Правда, снега уже 20 см. Первый раз за много лет вовремя выпал».

Но речной воздух помогает и тут. Не так часто, но изморозь на ветках бывает. Думаю, это позволяет моим деревьям выдерживать морозы на 2-4°C ниже, чем они выдержали бы в сухом воздухе. Наверное, поэтому Г. Н. Байкова считает Красный Хутор и Майну общей микрозоной, где возможны промышленные сады груш и яблонь.

Правда, в последние годы наш климат как будто проверяет нас на стойкость. До 2000 года район Саяногорска не знал зим холоднее -38-39°C. И вот за десять лет – четыре критических зимы, когда -36-38°C держится по месяцу-полтора, а минимум доходит до -42°C в городе и -45°C на дачах.

Две зимы подряд 2010 и 2011-го – именно такие, да ещё холодное лето между ними. В этом году, после второй критической зимы, даже дикоросам не сладко! На яблонях-сибирках плоды редкие: Недавно Леонид Чернобаев собирал плоды уссурийской груши со старых деревьев заброшенного Очурского сада. Урожай слабенький – обвальным был в прошлом году. Плоды только с восточной, подветренной стороны, и на деревьях, ближних к реке.

А на днях позвонил наш исследователь устойчивого сортимента, учёный из Абакана Турсунпулот Дускабилов. Рассказал страшные вещи. Был на Алтае и в Новосибирске – изучал состояние садов. И обнаружил: сады пусты, плодовых деревьев – единицы, и это несмотря на обилие научных организаций. Чем и подтвердил моё предположение: садоводство «по книгам» – не для Сибири.

Многие говорят: конец садоводству. Я говорю: наоборот, только начало! После таких «экзаменов» наступает отрезвление и понимание. Остаются клоны и сорта, которым уже не страшны никакие морозы – бесценный материал для селекционной работы. На сто процентов согласен с Л. И. Тараненко, старейшим селекционером Украины: «суровая зима – мечта селекционера».

К тому же есть данные: эти суровые зимы – просто переходный период. В ближайшие сто-двести лет именно Сибирь и Канада будут теплеть и становиться самыми благоприятными зонами для жизни. И дело тут не в «глобальном потеплении», а в сдвиге «климатических весов». Оказывается, климат на планете менялся всегда, и ощутимо меняется каждые 150-200 лет. Но не глобально, а равновесно: если где-то становится лучше, то где-то – хуже. Кому интересны подробности, ищите в интернете лекции нашего знаменитого климатолога Владимира Клименко, автора самой достоверной модели изменения земного климата.

А теперь главное: почему все так спорят со мной о нашем климате?

Да потому, что я занят селекционным клонированием – воспитанием и отбором клонов, особо устойчивых в наших условиях. Действительно ли они более устойчивы? Работает ли моя селекция или это я себе придумываю – вот в чём вопрос. О селекции – своя часть книги, а сейчас скажу, что есть.

Мичурин справедливо писал: «... Чем дальше от помеченного (исходного) района будут находиться места, тем постепенно качества сортов и продуктивность их насаждений будут понижаться. Универсальных по пригодности во всех местностях сортов многолетних плодовых растений, конечно, быть не может». Не знаю, сохранится ли, и насколько, повышенная морозостойкость в моих клонах, попавших в другие условия и на другой подвой. Тут уверенности нет, есть только надежда, подтверждаемая письмами. Но есть ФАКТ: сейчас мои отборные саженцы-младенцы не замерзают при любых длительных морозах, в незащищённом питомнике, именно в Красном Хуторе. Саженцы этих же европейских сортов, привезённые из других мест, а тем более взятые из питомников Москвы или Орла, замерзают здесь с почти стопроцентной вероятностью.

ЧТО ЗНАЧИТ «ХОРОШАЯ ПОЧВА ДЛЯ САДА»

Направо пойдёшь – сад угробишь, налево – от каторжного труда горбатым станешь. Иди прямо: узнаешь, как деревья в природе живут!

Давно наблюдаю за садами и вывожу для себя «закон общего предельного урожая»: никакими агроприёмами невозможно заставить дерево дать суммарный урожай больше того, что заложено в его генетической программе. Но этого сельскохозяйственная наука, видимо, не понимает. Урожайность и крупность плодов выбивается из деревьев любой ценой. Большинство агроприёмов, придуманных садоводами тёплых зон – мучительные, пыточные. И если тёплый климат это прощает, то наш суровый – нет.

Вот примеры: чёрный пар – голая перекопанная почва в саду, посадки в «углубления для полива», заглубление корневой шейки. Многократные пересадки, обрезание центрального корня у саженцев, посадочные ямы с перегноем и минеральными удобрениями. Поздневесенняя и летняя прививки, использование неморозостойких культурных подвоев. Обрезка веток на кольцо с далеко не всегда заживающими ранами, летняя обрезка, искусственные формы крон с сотнями ран ради «формы». Пытки деревьев для ускорения плодоношения: гнутьё веток, удаление коры, передушивание проволокой ... Редкие, но обильные поливы, уничтожение муравейников, и многое-многое другое. У нас, на границе переносимых морозов, все эти издевательства означают уничтожение деревьев собственными руками.

Но об этом – в других главах. А пока рассмотрим самую основу сада: почву.

ЧЁРНЫЙ ПАР НАМ НЕ НУЖЕН

Использование чёрного пара, то есть перекопка или перепашка междурядий, идёт из южных зон. Там садоводство древнее, климат тёплый, в итоге – просто непредставимое для нас, сибиряков, количество вредителей и болезней. Николай Иванович, приехавший с Кубани, был просто наповал сражён чистотой и здоровьем наших садов: «Братцы, это не мы – это вы в раю живёте!!!» В свою очередь я не могу себе представить, как это на Кубани все цветущие ветки абрикосов, весь лист персиков, винограда, груш или яблонь вдруг буреет и засыхает на глазах! Отсюда и вынужденные меры: заделать инфекцию в почву, убить зимующих личинок ... И к этому – тонны ядов. Ещё в советское время отравили практически всю почву в совхозных садах. Пример – экологическая катастрофа в садах Молдавии.

Чаще «побеждают» садоводы, и сады дают урожай. Но вредители приспосабливаются, почвы истощаются и мертвеют, и бороться за урожаи всё дороже. А климат «раскачивается». В страшную зиму 2005/2006 сады европейской зоны оказались беззащитными. Особенно досталось корням в перепаханной почве.

Уберите вредителей и добавьте наши морозы, промораживающие на два метра почву, а заодно и вредителей, и тогда – что такое чёрный пар? Тупой, трудоёмкий процесс, не нужный деревьям. Уничтожение тысячелетней структуры почвы, её капиллярных ходов; убиение биосистемы бактерий, грибков, микоризы червей. (Микориза – симбиоз грибов и корней. Грибы прорастают в клетки корня и снабжают его водой и растворами в обмен на сахара и аминокислоты). Обрубка поверхностных корней, которых большинство. Растрескивание, пересыхание земли до твёрдости бетона, беззащитность корней от жары летом и от морозов зимой, порча упавших плодов ...

Нам не нужна предельная урожайность ценой сокращения жизни деревьев. Предлагаю раз и навсегда уяснить: в нашем суровом климате чёрный пар вреден. И поставить на нём крест в Сибири!

ПЛОДОРОДИЕ ИЛИ УДОБРЕНИЕ?

Трудно давать советы садоводам. У одних на садовых участках сплошной чернозём. У других глина, у третьих песок, а то и сплошной гравий. Ну, с чернозёмами проблем нет: посадил – и растёт, до наступления обильных урожаев проблем с питанием нет. Где почва более-менее, достаточно ежегодно мульчировать приствольные круги всевозможной органикой – перегноем, опавшими листьями, скошенной травой, ботвой с огорода, торфом всем, что есть под рукой. Остальную площадь сада – под регулярный покос.

В случае с плохой почвой – песчаной, тяжелосуглинистой, гравийной – советуют делать огромные посадочные ямы и набивать их чернозёмом, органическими и минеральными удобрениями. А если следовать учебникам, то надо распахать всю площадь на большую глубину и внести центнеры удобрений на гектар. Но удобрения – палка о двух концах! На юге бывало: перекормленные сады, так и не дав урожая, десятками гектаров шли на дрова. У нас такие деревья первыми с гарантией идут «под топор» мороза. О вспашке мы уже говорили. В общем, загоняя в сад плуг, мы платим изрядные деньги за полное уничтожение естественной структуры почвы, нарушение химического баланса и стресс для почвенной живности.

Наша с вами задача – справиться с бедными почвами, не навредив деревьям и не истратив тьму денег. Осмелюсь дать несколько советов владельцам таких почв.

1. Самый богатый питательный слой почвы – дёрн. Поэтому сразу, как можно раньше, задерняйте сад – сейте луговые травы. Рассыпайте семена по всей площади будущей проекции взрослых крон, хорошо полейте – пусть растёт. Всё прочее сделает косилка. Косите траву или и оставляйте на месте перегнивать. Я ещё расскажу о самой лучшей траве для сада.

Нет подходящих семян – сейте по саду клевер, люпин, люцерну, другие травы. Много раз читал: однолетние люпины – лучшие «оживители» и азотные «удобрители» самых бедных песков.

2. Весной между двумя деревьями, ровно посередине, выкопайте яму – кубик размером в полметра. С весны до осени заполняйте яму всем, что обычно выбрасывают на помойку или сжигают в кострах: бумагу, опилки, кухонные отходы, обрезанные ветки и сорняки. Собирайте туда гнилую падалицу, выливайте вёдра из дачного туалета. Не повредят и несколько ржавых железок, обожженные консервные банки, куски медного провода, древесная зола. Сюда же можно и поливать при нужде – вся вода достанется корням. Перед зимой яму закапывайте и трамбуйте, чтобы мороз не проник к корням деревьев, отросших сюда со всей округи пировать.

Можно выкопать одну яму на четыре дерева – метровую. Но это труднее, и придётся копать в междурядье. Тут вариантов много, каждому своё.

Такая яма – продовольственный склад, которого хватит на 3-4 года.

Я начал использовать этот приём лет двадцать назад, и угадал его верно. Где-то с восьмого года жизни молодые деревья перешли с периодического на ежегодное плодоношение.

Самые экономные и рачительные садоводы-горожане не выбрасывают кухонные отходы. Обрабатывают культурой эффективных микробов (разные виды ЭМ, а в Сибири есть свои препараты «Сияние»), складируют в пластиковые мешки и хранят в гаражах, на балконах. Пришла весна – всё это переправляется на дачи, в ямы и грядки. Польза и саду, и Природе!

3. Ваша почва тяжёлая, глинистая, липнет к лопате. Проще всего привезти большое количество скошенной травы, соломы, и равномерно толстым слоем разложить по саду. На дармовщинку к вам сбегутся дождевые черви со всей округи. За пару лет всё будет ими переработано. Почва станет «аэрированной», насытится органикой. Появятся километры капиллярных ходов, по которым будут циркулировать воздух и влага.

Одновременно подсевайте в мульчу семена разных трав. Больше никогда не перекапывайте землю в при ствольных кругах, а только косите.

Беда тут одна: под толстой мульчёй разводятся мыши. Поэтому придётся защищать штамбы, и лучше всего стеклотканью, на чём я ещё остановлюсь специально.

Особое мнение: многие книги советуют нам в качестве мульчи использовать древесине опилки, часто даже забывая добавить слово «перепревшие». Думаю, совет идёт из европейской зоны, где опилки в основном из лиственных пород. У нас же они в основном хвойные. Несмотря на отдельный опыт их полезного использования, хочу предостеречь садоводов: лучше не рискуйте. Летучие вещества хвойных могут отравлять почву и подавлять рост растений. Во всяком случае, пусть опилки сначала хорошо выветрятся и потемнеют, пролежав на воздухе года два.

ТРАВА ДЛЯ САДА, СОЗДАННАЯ БОГОМ

«Вышлите мне, пожалуйста, побеговицу поленосную!..»

Из письма

«Уважаемый Валерий Константинович, прочёл Ваши статьи и решил задать свои вопросы … Содержать сад под чистым паром – проблема, в общем-то, небольшая, но у нас лето жаркое, голый чернозём пересыхает, трескается. А если пустить под залужение, одолевает пырей. Литература его проклинает из-за глубоко развитой корневой системы, способной конкурировать даже с корнями деревьев, особенно молодых. А если всё же махнуть рукой – не копать, не рыхлить, а косить? Можно ли пырей использовать как «газон» для залужения? Что делать с пыреем? С уважением, Николай Лукич, Белгородская область».

«Уважаемый Николай Лукич, ... Вы же сами пишете: «чернозём». Значит, ваши почвы достаточно плодородны. О питании, во всяком случае до обильного плодоношения, можно не думать – хватит и пырею, и деревьям. Если сад взрослый, просто косите его 3-4 раза в лето, оставляя траву в виде мульчи на месте. Мощный слой дёрна будет обеспечен, и питание вернётся к деревьям в виде органики. А через десяток лет угнетаемые высокорослые травы постепенно заменятся на низкорослые.

Новый же сад лучше сразу засеять низкорослой травой. Но импортные газонные травы для этого неэффективны: в нашем климате могут вымерзать, да и дёрн совсем не тот. Идеальной мне представляется луговая трава полевица побегоносная. Она именно идеальная! Бурное размножение семенами и побегами, сплошной дёрн с крохотными корешками, густейший полулежачий «мех» из мягкой тонкой «шерсти» – красота, и не нужно никакого кошения. Травяной «шиньон» быстро перегнивает, давая деревьям хорошее питание. А главное, в малоснежных регионах эта волшебная трава фактически заменяет снеговой покров и спасает корни деревьев от мороза!»

Судите сами. На фото 21 – саженец абрикоса, пересаженный весной прошлого года. Полевица была посажена одновременно с ним – три комочка дёрна с ладошку. За лето она разрослась, а этим летом «заколосилась». Осенью пушистый изумрудный ковёр – глаз не оторвать (фото 22). А зимой и ранней весной – защитный «войлок», состоящий из сотен тысяч прелых листиков и живых почек на стебельках (фото 23). Пошло тепло – весь коврик снова зеленеет, наращивая новый слой!

Приглядитесь к фотографиям. Трава вначале растёт вертикально. Затем под собственной тяжестью ложится горизонтально. Из каждого узла ползучих побегов вырастает корешок и врастает в землю, и коврик расползается в стороны. Кошение исключено: скосишь – прекратится расползание.

Побеги продолжают расти до осени, покрывая площадь в несколько квадратных метров. Их так много, что за два-три года создаётся плотный изумрудный ковер, непроницаемый для высокорослых сорняков – прекрасная защита и от засухи, и от промерзания почвы. Только в первые два года я вырываю пробившиеся крупные сорняки, как на любой овощной грядке.

Полевица даёт колоски с мельчайшими семенами. Лично для меня этот дополнительный способ размножения – медленный. А главный, быстрый и эффективный способ – размножение с помощью кусочков дёрна. Это просто. При посадке саженцев тщательно прополите землю вокруг посадочного места, одновременно заделав немного перегноя и золы. Затем сажайте несколько кусочков дёрна размером в половину ладони, лучше через каждые полметра.

Трава любит хороший полив, а абрикосу это вредно. Его слабое место – корневая шейка. На фото 21 и 23 видно: саженцы посажены на возвышение, чтобы вода стекала, а не застаивалась. Как видите, уже на вторую зиму, а после дождливого лета уже этой зимой, трава выполнила полезнейшую работу: укрыла тёплым одеялом корни юного деревца. Дальше она начнёт его защищать от засухи, потом кормить. Потом приютит полезных насекомых - станет защищать и их. Есть ли трава лучше этой?

Скажете: а газон чем хуже? Слов нет, подстриженный газон смотрится изумительно красиво. Но плотности тонкого дёрна недостаточно. Когда трещат морозы, а снег запоздал, газон плохое укрытие для корней.

Есть у полевицы ещё один плюс: кусочки её дёрна можно пересылать на дальние расстояния. Я высылаю полевицу в пластиковых пакетах, чуть-чуть увлажнив. Делал опыты: хранил куски дёрна летом на балконе, герметично запаяв в пакет. Месяц были живыми, дальше не проверял.

На Кубани после затяжных засух полевица выгорает – теряет листики, даже практически высыхает. Живыми остаются только стебельки с почечками в каждом коленце. Упал первый дождь – трава снова начинает зеленеть, как ни в чём не бывало. У нас полевица не высыхает никогда.

Ну а если уж вы не достали ни семян, ни дёрна полевицы, тогда уж лучше не заморачивайтесь с импортным газоном: просто косите всё разнотравье сорняков каждые две-три недели. Лучше – мощным триммером или косилкой в режиме разброса мульчи – без бункера-накопителя. За три года на ваших глазах образуется мощное дерновое покрытие из местных трав. Им не страшны морозы, они лучше дружат с деревьями. А пока бурьян уходит, он даст кучу органики. И последнее: естественно залуженный сад весной зацветает чуть позже, а значит, опасность попасть под весенние заморозки всё же уменьшается.

И самое последнее. Дважды встречал в прессе утверждение, что полевица побегоносная лечит артриты и артрозы, если ходить по ней босиком. Охотно в это верю. Попробуйте!

ГИБЛОЕ МЕСТО – ЭТО НЕ СКАЗКИ!

Проблема геопатогенных зон (ГПЗ) для большинства людей и учёных до сих пор – вроде сказки. А для меня – самая что ни на есть осязаемая реальность. Много лет «осязаю» их с помощью биолокации. Вижу, какую огромную роль они играют в жизни садов. И что ещё важнее – в жизни людей! Убедить в этом тех, кто никогда не держал в руках рамки, почти невозможно. Но и молчать не могу: это же Бога прогневить. Мы, биолокаторщики, твёрдо знаем, причём не из книг: речь идёт о жизни и смерти многих людей и растений. Животные – «биолокаторщики» посильнее нас – слава Богу, заботятся о себе сами.

Пришёл к этому не сразу. Будучи ещё студентом, прочитал в «Литературной газете» разгромную статью. Известный журналист с присущим ему остроумием и сарказмом рассказал, как он был свидетелем необычной деятельности некоего обросшего и босого деда. Тот ходил по квартире его друзей, махал свинцовой пулей, подвешенной на нитке, и безапелляционным тоном заставлял хозяев переставлять мебель.

У миллионов читателей авторитетнейшей газеты, и у меня в том числе, эта яркая статья надолго отбила охоту интересоваться одним из самых загадочных явлений в нашей жизни – особым излучением земли, на тот момент не воспринимаемым никакими приборами. Пришли времена гласности. Читаю всё подряд, в основном «западную» литературу. Нахожу и внимательно прочитываю книгу со страшным названием «Смерть в вашем доме». Жуть! Надо разобраться!

В книге утверждалось, что вся земля покрыта невидимыми « силовыми линиями», как горизонтальными, так и вертикальными – так называемая «решётка Хартмана». Линии идут строго на север-юг и запад-восток. Пересечения этих линий – узлы решётки – будто бы представляют смертельную опасность для людей. Зачесались руки всё это проверить.

Сделал простейшие Г-образные рамки из сталистой проволоки, 15 на 30 см. Годятся и стержни тонких электродов, и длинные вязальные спицы. Рамки, зажатые в ладонях, работать не хотели. Надел на «ручки» рамок оболочки от шариковых ручек – дело пошло. Передвигаюсь с рамками, расположенными горизонтально и параллельно друг другу, и без труда нахожу невидимые препятствия.

Со временем прояснились тонкости. Например, во время замеров надо уметь «отключать сознание» – останавливать мысли, иначе рамки покажут не истинную картину, а именно то, что вы заранее ожидаете получить.

Стал носить с собой рамки почти постоянно. Обмерил сотни квартир, дачных участков, а заодно и людей. Картина начала проясняться. Если коротко, то решётка Хартмана существует. Причём везде и на поверхности земли, и на каждом этаже многоквартирного дома. И действительно, строго по горизонтали и вертикали.

Многочисленные публикации утверждают: если кровать или рабочее кресло установлены на пересечении линий, то вас ждут тяжёлые болезни и кое-что похуже. Авторы считают: именно в этом причина большинства преждевременных смертей, и за их выводами будто бы огромный статистический материал. И для меня, «лозоходца», это уже не просто слова. Сам «промерял» квартиры тяжелобольных людей – находил прямую связь. Но один в поле не воин. Я не учёный, и не могу ни строго подтвердить, ни опровергнуть страшные выводы. Тем более, что и наука ещё не знает природы этих полей. Или знает, но хранит тайну.

Гораздо доступнее и ближе мне, как садоводу, нахождение плодовых деревьев, садов и их хозяев в так называемых геопатогенных зонах, или по-другому – «гиблых местах». ГПЗ – самостоятельное явление, не связанное с решёткой Хартмана. Их геометрия не имеет симметрии или ритмики, размеры тоже разные. Скорее они связаны с какими-то трещинами или разломами земной коры. Видимо, кора проводит или концентрирует какую-то энергию, опять же, неизвестной пока природы. Тут тоже сплошные гипотезы. Но ГПЗ также обнаруживаются с помощью биолокации.

Приведу только два примера из многих.

1. Одна из грядок с косточками китайских слив, посаженных на новом месте, получилась крайне неудачной. Явно плохая всхожесть, низкорослость выживших сеянцев. Привил на них культурную сливу прямо на грядках, а не за столом – ожидал получить привычную для меня почти полную приживаемость. Результат ошеломил: половина мёртвых, половина чахлых и низкорослых. К осени все они были не выше карандаша! Подождал год. Снова половина погибла, затем ещё. Через четыре года осталось всего две сливки. Одну из них вы видите на фото 24. Каждый год эти страдальцы давали ровно по одному плоду. На пятый год погибли окончательно.

Вот тогда я впервые применил биолокацию в саду, именно на этой грядке. Результат – именно здесь рамки вращаются, как взбесились! Определил границы ГП3. Оказалось: две протянувшие пять лет сливки росли точно по границе «мёртвого» участка.

2. Уже будучи «авторитетом» от биолокации, посетил дачу с мёртвым садом. Ну, тут можно было и без рамок всё сказать – рамки просто подтверждали увиденное. На ярко-зелёном картофельном поле – большие проплешины с жёлтой умирающей ботвой. Огромные помидорные кусты на шпалерах чередовались с полумёртвыми недоростками. Полудохлые деревья по краям ГПЗ и мёртвые в центре были также отлично видны.

Общая картина: несколько длинных полос ГПЗ шириной в два метра, пересекающих дачный участок с севера на юг. На счастье, почти достроенный дом оказался в «чистом» месте. Ну как бы я объяснил хозяину, что в нём жить нельзя?

Выводы, сделанные мною за многие годы, не утешают: в районе Саяногорска и тысяч наших дач «гиблых мест» множество. Это не точки, не линии, а некие полосы или пространства размером до сотен квадратных метров. В длину они иногда тянутся на километры.

Идёшь по здоровому красивому лесу и вдруг – поляна с чахлыми уродцами. Тут и без биолокации понятно: «гиблое место». Скажете: может быть, болото или подпочва плохая! Но рядом – глубокий и сухой котлован, бывший карьер. Другую подпочву было бы видно по другому составу растений. Достаёшь рамки – они «с ума сходят». Построй тут дом, поставь кровать – может быть, прощай здоровье и долгая жизнь.

Там, где леса давно нет, можно определить «гиблое место» по состоянию травы, по толщине дёрна. В садах тоже всё видно. Зайдём в любой сад – удивительно, как по-разному растут деревья. Даже одного сорта и одного возраста. Одни – рослые, красивые с крупными яркими плодами, другие – низкорослые «отстающие», и плоды им под стать, если вообще есть. Конечно, не обязательно это влияние ГПЗ. Но я убедился: вероятность немаленькая. Точный ответ дают только рамки.

По моей статистике, в моём предгорном районе каждое седьмое или восьмое дерево, посаженное впервые и «вслепую», погибает сразу, или же болеет всю жизнь. Прихожу, показываю хозяевам «чистые» места. И бывает так: пересадили туда страдальцев – они быстро идут в рост и даже навёрстают упущенные годы. О таких случаях мне отзванивались. Не отсюда ли, кстати, взялось распространённое заблуждение, что деревья «полезно» пересаживать с места на место? В действительности, нельзя сажать деревья на место погибших. Обычно это объясняют вредными выделениями корней. Я добавляю к этому и вероятность ГПЗ.

Что тут посоветуешь? Учитесь биолокации и не сажайте растения куда попало!

Какова природа «гиблых мест»? Никаких программ по изучению этого явления не знаю. Да и вообще, мы почти ничего не знаем об устройстве нашей планеты! У меня есть только наивные гипотезы: через разломы земной коры из недр поднимается нечто, какие-то излучения. А мы, биолокаторщики, фиксируем только невидимые трещины в коре, подземные разломы и что-то похожее. Когда несколько лет назад Саяногорск «тряхнуло» землетрясение, У многих жителей города обострились хронические заболевания. Возможно, это освежились уже затянувшиеся раны земной коры. Знаю одно: «гиблые места» – раковые опухоли на живом теле Земли. Наверное, они тоже зачем-то нужны. Да и исправить их мы не можем.

Что именно воспринимает «лозоходец»? Не знаю. Но знаю, что человек – самый сверхчувствительный прибор. Это живой «электрометр», а рамки – его «стрелки». Знаю других «лозоходцев». С помощью рамок они получают ответы на самые разные вопросы. Многие могут находить подземную воду, кто-то – металл. Н. И. Курдюмов рассказал, что его друг с помощью угловых рамок уверенно определяет местонахождение потерянных предметов. В Крыму он наблюдал, как руководитель группы археологов с помощью таких же рамок обнаруживает постройки и предметы, скрытые под слоем почвы и щебня на глубине нескольких метров. Причём «видит» и размер, и форму. И раскопки постоянно подтверждают его указания.

Благодаря биолокационным рамкам узнал много интересного и о людях. Наши организмы имеют невидимую силовую оболочку. Кто-то называет её аурой, кто-то энергополем или биополем. Видимо, биополе защищает нас от космического излучения, влияния чужих мыслей, техногенных излучений. Но у всех оно разное, сугубо индивидуальное – по длине и частоте излучаемых волн, по интенсивности, по размеру. Размер биополя хорошо определяется рамками. Определяется и «заряд», «отрицательный» примерно у каждого тридцатого, как и пишут в книгах. Тут мои рамки вращаются в другую сторону – не расходятся, а перекрещиваются.

«Стандартное» биополе здорового человека – не меньше двух метров в диаметре и ровное со всех сторон, без провалов. Люди с таким биополем хорошо защищены и, как правило, могут влиять на других людей. Ещё большим биополем обладают целители. Но таких очень мало. К сожалению, из обмеренных мной саяногорцев нормальным полем может похвастаться в среднем лишь каждый седьмой. Именно этот человек может очень быстро научиться владеть рамками.

К слову сказать, с помощью биолокации за несколько секунд можно отличить настоящего целителя от фальшивого, что я уже не разделал. Одни с удовольствием и любопытством соглашались «измеряться». Другие отказывались наотрез. Мол, я «проткну» рамками и искалечу их будто бы «особо мощное» биополе. Лично мне тут всё ясно. Не потому ли при таком обилии дипломированных целителей у нас так мало оздоровленных людей?

Есть простейшие способы увеличить биополе: активно двигаться, делать упражнения на подвижность суставов и гибкость связок, питаться целебной пищей. Но здоровое тело – лишь половина дела. Главное – здоровый дух. Имейте свою цель, мечту, идите к ней, сделайте свою жизнь интересной – и сможете даже подпитывать своей энергией окружающих людей. Я давно выяснил этот интереснейший факт. Сколько ни «мерил» людей – у серьёзных садоводов, истинных трудяг, биополе всегда большое. Особенно у тех, кто любит растения и добился серьёзного успеха. Видимо, у них в руках неспроста всё оживает. «Лёгкая рука» – это про них.

Среди таких садоводов попадаются настоящие «волшебники», способные общаться с растениями. Ведь растения – такие же живые существа, как мы. Только очень медленные. У них есть своё биополе. Многочисленные опыты с помощью приборов доказывают: у них есть и сознание. Они реагируют на музыку, на мысли и эмоции людей, остро чувствуют отношение хозяина, узнают «врагов» и «друзей». Могут даже ревновать! Если вам эта тема интересна, ищите в сети книгу Питера Томпкинса и Кристофера Берда «Тайная жизнь растений». Получите истинное наслаждение!

Селекционеры говорят, что многие их успешные коллеги «уговаривали» свои гибриды меняться в нужную сторону. Не вижу в этом ничего удивительного. Если растение чувствует отношение человека, то это отношение для него – фактор среды. А среда заставляет адаптироваться – изменять, подстраивать генотип.

Вот так всё связано воедино: Земля, природа, растения, животные, люди. Мы все влияем друг на друга, и всё влияет на нас. В природе все друг друга поддерживают. Нам, «разумным», тоже надо этому учиться!

Мой совет от души: живите так, чтобы своими поступками или мыслями никого не доводить до состояния ненависти. Мыслите и чувствуйте так, чтобы самому не испытывать ненависти ни к кому, ни за что. Зло обратимо, и обязательно вернётся к вам в виде болезней и бед.

***

Примечание автора сайта. Правильная и хорошая агротехника. Нет вопросов. И заключение – более, чем назидательное. Для всех нас без исключения. Подчёркиваю: ДЛЯ ВСЕХ.

А о климатических микрозонах вообще замечательно. На сто процентов согласен с автором. И главное, понял: что так прекрасно прижилось в Саяногорске, не приживётся у нас. Или, мягче говоря, сомнительно, что приживётся. Мои земляки, Кисель Владимир Иванович и Комаров Геннадий Леонидович, выписав абрикосы у автора, потерпели полное фиаско.

Для меня сомнительно только то, что опубликовано под заголовком "Гиблое место – это не сказка". Лично я считаю, что это пока сказка и страшилка не от мира сего, так как эти феномены на серьёзном научном уровне не доказаны. Хотя "специалисты" и говорят, что у меня мощнейшее биополе и сильная энергетика. Рамкой проверяли. Думаю, взаимовлияние людей происходит на чисто психологической основе. И не последнее место здесь играет вербальный (словесный) фактор.

Комментарии (4)
Сады Сибири © 2016

Сады Сибири

Внимание Ваш браузер устарел!

Мы рады приветствовать Вас на нашем сайте! К сожалению браузер, которым вы пользуетесь устарел. Он не может корректно отобразить информацию на страницах нашего сайта и очень сильно ограничивает Вас в получении полного удовлетворения от работы в интернете. Мы настоятельно рекомендуем вам обновить Ваш браузер до последней версии, или установить отличный от него продукт.

Для того чтобы обновить Ваш браузер до последней версии, перейдите по данной ссылке Microsoft Internet Explorer.
Если по каким-либо причинам вы не можете обновить Ваш браузер, попробуйте в работе один из этих:

Какие преимущества от перехода на более новый браузер?