Реклама

Разделы сайта

Новые комментарии

Реклама от Google AdSense

!!! Чтобы найти нужные вам саженцы, культуру, сорт и т.д., воспользуйтесь поиском, размещённым вверху каждой страницы. На сайте можно найти почти любой посадочный материал: семена, саженцы и прочее. Нужно самим поискать а не ждать "золотую рыбку" для услуг. По личным вопросам к авторам необходимо обращаться по указанным на страницах адресам, а не в комментариях. Личная переписка удаляется
Каталоги на посадочный материал постоянно обновляются. Советуем регулярно проверять изменения в соответствующих разделах, на персональных страницах садоводов и на других страницах сайта

При введении комментария просим указывать своё имя и регион и свой e-mail-адрес

Мигина Ольга Николаевна, выдающийся селекционер-овощевод

Мигина Ольга Николаевна, выдающийся селекционер-овощевод

От Волги-матушки к Амуру-батюшке

Ольга Николаевна Мигина известна как ведущий научный сотрудник Дальневосточного научно-исследовательского института сельского хозяйства. Она кандидат сельхознаук, академик Международной академии аграрного образования, заслуженный агроном РФ, автор популярных огуречных сортов Миг, Каскад, Лотос, Хабар, Ерофей.

О селекционере Мигиной написано немало, особенно любят журналисты обыгрывать тему огурцеводства, достаточно перечислить названия статей: «Огуречный каскад селекционера Мигиной», «Огуречный генерал Ольга Мигина» и тому подобное. В другом ряду: «Есть только миг», «50 лет в одном институте», «Женщина, которая творит».

Есть материалы по выдвижению Мигиной на конкурс «Почётный гражданин города». Желающие знать документальную основу её жизни могут обратиться к календарю-справочнику по Дальневосточному федеральному округу за 2009 год (издание ДВГНБ).

Уже один послужной список Ольги Мигиной не оставляет и тени сомнения в том, что она достойный гражданин города, страны и мира. Но автору этих строк хочется рассказать о ней больше как о человеке, о её удивительной биографии, в которую вплелись история, культура и искусства. Да, именно искусства, пусть в самодеятельном или созерцательном варианте, формировали духовный облик селекционера. Эти штрихи к портрету пишу на правах старой дружбы, согласуясь с тематикой журнала «Словесница искусств».

«Я приземлённый сельхозник», – говорит о себе Мигина. А я думаю о ней по-другому, словами классика: положительно прекрасный человек. Прекрасное, не знающее себе цену…

Ещё задолго до спора «физиков» и «лириков» Антон Павлович Чехов напомнил, что в Гете рядом с поэтом прекрасно уживался естественник. «Если человек знает учение о кровообращении, то он богат: если к тому же выучивает ещё историю религии и романс «Я помню чудное мгновенье», то становится не беднее, а богаче» (из письма Чехова Суворину, 1889 г.).

Утопическая Молога

Ольга Мигина родилась в городе, которого теперь нет на карте – в Мологе Ярославской области. Место историческое – недалеко от Москвы и такое же древнее, как столица (упоминается в летописях 1148–1149 годов).

Предки Ольги Брядовой (такова её девичья фамилия) были волжане, купцы первой гильдии. Матушка Мария Алексеевна, женщина энергичная и жестковатая, парадоксально сочетала в себе естественнонаучные и театрально-артистические наклонности. Она повлияла на профессиональный выбор дочери, но об этом позже…

В 1937-м роковом году жителей Мологи оповестили о том, что ввиду строительства Рыбинской электростанции Молога и прилежащие к ней населенные пункты будут затоплены. Мологчанам предлагали переселиться в Рыбинск. Так и произошло. Всего три года продлилось детство Ольги Брядовой в Мологе.

Спрашиваю её: «Хоть что-то запомнилось?». «Ещё как! – Отвечает. – Помню вишнёвый сад, и очень яркое воспоминание – бабочки и огромные майские жуки, и ещё фиолетовые бобы в огороде».

Утопленную Мологу жаль по многим причинам, например, потому, что именно в Мологском крае находилось имение А. И. Мусина-Пушкина, открывателя «Слова о полку Игореве».

В Рыбинске

Жизнь продолжалась в старинном городе Рыбинске, известном с 1504 года как Ловецкая Рыбная Слобода. Тоже город не из простых, исторический. В советское время он успел побывать по именам партийных вождей и Щербаковым, и Андроповым, но в постсоветском пространстве обрёл своё исконное имя. Отсюда помимо вождей вышли знаменитые военачальники (В. Блюхер), а также поэты и прозаики А. Сурков, С. Смирнов, Л. Ошанин. В честь Льва Ошанина здесь создан десять лет назад Ошанинский фонд, который проводит фестивали поэзии и песни. Из ныне действующих поэтов часто вспоминает Рыбинск его уроженец Юрий Кублановский, лауреат премии Солженицына. Кстати, ещё в 50-е прошлого века в Хабаровский драмтеатр приехала из Рыбинска актёрская чета Михаил Храбров и Нина Медведева.

Школьные годы Ольги Мигиной прошли в этом старинном городе. Семья поселилась в деревянном купеческом особняке, построенном во времена Екатерины (дом не сохранился, а фотография осталась). А училась Ольга в средней школе №3, это бывшая Мариинская гимназия. Мариинская – потому что взята была под высочайшее покровительство императрицы Марии Федоровны. Хотя про покровительство императрицы вряд ли было известно тогдашним школьникам. Они гордились, к примеру, тем, что здесь училась единственная в СССР женщина-академик в области химии А. В. Новосёлова. А русский язык и литературу преподавала Елизавета Александровна Кублановская, мать поэта, Ольга у неё училась. Недавно знаменитой школе-гимназии исполнилось 150 лет, и Ольга Брядова тоже причастна к этому юбилею, она закончила школу с золотой медалью.

Замечу в скобках: ранняя биография Ольги Мигиной развёртывалась на интересном историческом фоне (впрочем, и поздняя тоже) как имперского, так и советского толка. И замечательно, что у неё сохранились не только воспоминания, но и фотографии, документы. Так, в 1949-м она побывала в Артеке. У нее до сих пор хранится альбом и переписка с подругой-артековкой из Вяземска. Они до сих пор встречаются.

Тут надо вернуться в конец 40-х и начало 50-х прошлого века.

Надо было выбирать профессию. Мария Алексеевна когда-то училась на Высших естественнонаучных курсах в Петрограде и после их закрытия поступила в Ярославский театральный институт. А вот дочери своей, имевшей явные артистические наклонности, посоветовала поступать все-таки в Тимирязевку. Наверное, на это были серьёзные причины. «Мне от мамы достался старинный микроскоп, который я потом подарила нашему институту», – скажет впоследствии Ольга Николаевна.

А Тимирязевка, точнее Петровская земледельческая и лесная академия, основанная в декабре 1865 года, тоже имеет свою замечательную историю. Здесь трудились корифеи русской агрономической мысли и прежде всего Климент Аркадьевич Тимирязев. А в 1874–1876 годах обучался писатель Владимир Галактионович Короленко. В 1952-м в академии предстояло учиться Ольге Мигиной, только что закончившей школу. И была она Пионер – всем ребятам пример.

Тимирязевка (1952–1956)

Интересно, что история с переименованием настигла Петровскую академию ещё в досоветскую эпоху. В 80-е годы XIX века это учебное заведение слыло гнездом революционной крамолы. В 1894-м царское правительство сначала закрыло академию, а затем преобразовало её в Московский сельскохозяйственный институт. В 1917-м статус Петровско-Разумовской академии был ей возвращён, первым ректором стал выдающийся учёный В. Р. Вильямс.

Когда Ольга Мигина поступала в этот храм агрономической науки, надо было выбирать между плодовыми и овощными культурами (и соответственно факультетами). Плодоводство – это и чай, и субтропики, и виноградарство. А овощи в России – наши привычные помидор, огурец, картофель. Позже, уже в 1966-м, Ольга Николаевна защитит диссертацию на тему «Парниковая культура томатов в условиях Хабаровского края».

Итак, она выбрала овощеводство. В пользу овощей говорил и тот факт, что Тимирязевская академия обладала известной по всей стране овощной опытной станцией, а кафедрой руководил лауреат профессор Виталий Иванович Эдельштейн. Он же автор лучшего, по словам Ольги Николаевны, учебника по овощеводству.

– Я читала его от корки до корки, – вспоминает Мигина. – На лекции его мы ходили как на праздник, он вкладывал душу в каждого студента.

Кроме огромной преданности своему предмету, учитель обладал отличным чувством юмора. Был такой забавный случай: профессор налепил на лоб бумажку, а когда она отвалилась, сказал: «Боюсь, что так же будет с вами».

Ольге Николаевне повезло с наставниками. Они одаривали не только знаниями, но и человечностью. Был такой доцент Сергей Тихонович Чижов. Он вел практические занятия по семеноводству и тоже был автором отличного учебника. На досуге он приглашал подопечных к себе на дачу, чтобы они могли послушать птичьи голоса (целое помещение было отдано клеткам с канарейками). Накануне отъезда на Дальний Восток Сергей Тихонович подарил молодой чете Мигиных (к тому времени Ольга вышла замуж за Константина Мигина) симпатичного щенка фокстерьера Крошку. Молодые люди привезли собаку-подарок поездом в Хабаровск…

Конечно, это лишь детали. Alma mater для Ольги Мигиной значит очень много.

«Гарун бежал быстрее лани»

Впору представить визуальный образ Ольги Мигиной тех волжских лет. На берегу стоит стройная белокурая девушка, мечтательная и романтичная, явно с поэтическими наклонностями. Ещё бы – столько песен над Волгой пропето! Она пока и не подозревает, что любовь направит её к Амуру-батюшке и даже больше: она со временем освоит АТР…

Была она образцовой пионеркой и не менее образцовой комсомолкой в духе времени. Активность, гражданская позиция – всё это так. Но школьница, студентка, агроном Мигина всегда была причастна к разным жанрам искусства. И не просто покорна им, но талантлива в каждом.

Как-то в начале 60-х прошлого века мы пересеклись с Ольгой в Хабаровском пединституте, сдавали кандидатский экзамен по философии (само собой, марксистско-ленинской). Меня поразил её звонкий голос и ораторский темперамент. Наверно, могла бы стать певицей, подумалось мне.

А она и пела, и танцевала, и в драмкружке играла с юных лет. Особенно популярным видом самодеятельности было художественное чтение, благо обучение словесности было на высоте. С воодушевлением (с выражением!) читались стихи про Павлика Морозова, Зою Космодемьянскую, а то и про Сталина. Важнее то, что в репертуаре оставалась классика – басни Крылова, поэмы Лермонтова, а не только сплошная барабанная дробь. И – чудная деталь: кружок художественного чтения в Тимирязевке вёл настоящий артист МХАТа.

Здесь были популярны свои вузовские поэты и межвузовские конкурсы чтецов. Ольга Мигина не раз получала призы за художественное чтение. Она исполняла стихи Володи Котляева (увы, рано утонувшего) «Зима московская», о чём с лирическим вздохом вспоминает и теперь. Особым успехом увенчалось чтение горской легенды Лермонтова «Беглец»:

Гарун бежал быстрее лани,

Быстрей, чем заяц от орла и т.д.

Ещё были драматический и танцевальный кружки. В школе она играла в «Красной звёздочке» (пьеса о революции), а в академии исполняла роль жены Тимирязева в спектакле «Депутат Балтики». Что до танцев на плодоовощном факультете, то такие названия, как тарантелла, хота, лявониха, для Ольги не пустой звук…

Боюсь, что я и половины не перечислила из артистических увлечений Ольги Мигиной. К этому нужно добавить походы в московские театры. Хотя и трудна была послевоенная жизнь, но удавалось побывать в Малом, МХАТе, Вахтанговском – «Ревизор», «Горе от ума», «Принцесса Турандот»… А какое счастье попасть на спектакли Большого театра – «Князь Игорь», «Лебединое озеро», «Золушка». Музыка сопутствовала ей всегда. Ведь в те дотелевизионные времена из каждого репродуктора помимо последних известий лились арии из опер. А в Тимирязевке даже был джазовый коллектив под патронажем Л. Утёсова.

Огуречный каскад в Хабаровске

Супруги Константин и Ольга Мигины составляли также вокальный дуэт, они пели романсы и арии из оперетт. С этим репертуаром они выступали в Доме культуры города Вяземского, куда Мигин был распределён директором Дальневосточной овощной опытной станции (Ольге пришлось доучиваться заочно). Потом был ДальНИИСХ.

Жизнь на берегу Амура-батюшки повернулась к выпускникам Тимирязевки суровой стороной. Нелегко людям средней полосы России вживаться в дальневосточный климат и работать с овощными культурами, то есть большей частью находиться в открытом пространстве – внаклонку, в резиновых сапогах, в холоде, сырости, в туче мошкары. Труд каторжный – с тяпкой, но в белом халате, без которого Мигина себя не мыслила. Дар исследователя, конечно, уравновешивал, но не отменял трудности практического характера. И сейчас Ольга Николаевна вспоминает, что трудней всего было привыкнуть к здешним морозам с сильными ветрами. Однако привыкла.

Существенно добавить к жизнеописанию О. Н. Мигиной неофициальное мнение о ней коллег (а его иначе как всеобщее обожание не назовёшь). Вот отрывок из поздравительного текста 1994 года: «Что же за ноу-хау такое у этой женщины, что позволяет ей и в бальзаковском, пардон, возрасте бегать в белой панамке и с тяпкой в руках по тяжёлым суглинистым почвам, да ещё в этом изрядно потеплевшем климате, среди мошек и комаров, да ещё умудряясь выводить такие вкусные огурчики! За что бы ни взялась – всегда неизменно превосходный результат… А огурчики и впрямь хороши! Даже самостийна Украина в прессе своей пела дифирамбы Мигиной. И есть за что! А, помнится, кто-то ушлый и письмо прислал, а на конверте: «Хабаровск, институт имени Мигиной». Вот так-то …»

Все коллеги Мигиной помимо профессиональных качеств отмечают в ней женственность и обаяние, силу воли и кошачью гибкость, строгость и доброту, мудрость и женское лукавство. Короче говоря, Ольга Мигина положительно прекрасный человек, но не зануда.

Результаты трудов О. Н. Мигиной на виду. Более чем за полвека работы ей удалось многое. В порядке протокола отметим два факта. Во-первых, она автор шести сортов огурца, включенных в Государственный реестр селекционных достижений, допущенных к использованию: Каскад (1982), Миг (1985), Кит (1997), Лотос (1999), Хабар (2003), Ерофей (2004). Во-вторых, за заслуги в области селекции она награждена памятной медалью С. И Жегалова, основоположника научной селекции овощных культур.

Скромная цель данных заметок – очертить творческую личность, поэтому хотелось всмотреться в истоки, так что хабаровский период описан кратко.

Душа и огурцы

Душа идеальна, огурцы материальны. И всё-таки: «Огурцы, как маленькие дети, – говорит Ольга Мигина. – Они постоянно нуждаются во внимании и очень отзывчивы на любовь».

Когда мы сдавали экзамен по философии (а он состоял из истмата и диамата, то есть из исторического и диалектического материализма), мы формально присягали материализму. И хотя профессия Ольги Мигиной куда как материальна, душевный строй её не приземлённый, а возвышенный. Этот высокий душевный настрой не исказили ни советские, ни постсоветские стереотипы. Счастливый, благородный, щедрый человек.

В связи с образом Ольги Мигиной, каким я его вижу, не могу не вспомнить Чехова, который в письме земскому врачу И.И. Орлову писал: «Я верую в отдельных людей, я вижу спасение в отдельных личностях, разбросанных по всей России – в них сила, хотя их и мало».

Напоследок несколько штрихов. В те далекие 50-е Ольга Николаевна привезла из Москвы рояль. Спрашиваю, где же он. Отвечает: «Отдала соседскому мальчику, очень способному музыканту». – «А почему не вижу у тебя компьютера?» – «Отдала молодому и очень способному аспиранту».

Недавно она передала в дар краеведческому музею им. Н. И. Гродекова набор антикварной посуды – 21 предмет, в том числе кузнецовский сервиз.

На этих страницах лишь малая часть того, что можно рассказать об Ольге Николаевне Мигиной.

Валентина Катеринич, кандидат филологических наук

(Словесница искусств, №25, 2010)

Меня тянуло на томаты

Немного найдётся людей, чьи имена вошли в повседневную жизнь: Форды, Боинги, Туполевы и Ильюшины появляются на свет не часто. Но Хабаровск может гордиться человеком подобной величины. С Ольгой Мигиной заочно знаком едва ли не каждый дачник Хабаровского края. И знакомство это совершенно закономерно: именно она «изобрела» самые известные на Дальнем Востоке сорта огурцов Миг, Ерофей, Хабар. Затянувшееся начало дачного сезона дало нам повод вспомнить давнюю беседу корреспондента одной из федеральных газет с этим замечательным человеком. Как нам кажется, человеком, незаслуженно подзабытом.

- Ольга Николаевна, ваша мама была театральным режиссёром, отец – технологом, откуда же у вас появилась вдруг тяга к земле?

- Вы знаете, у меня действительно в роду нет никого, кто бы так беззаветно любил землю и всё что с ней связано. А мне вот ещё в детстве нравилось выращивать цветы. А когда окончила школу, приняла своё первое взрослое решение – поступить в главный сельхозвуз страны – Тимирязевскую академию. Этот мой поступок поверг всех – и маму, и учителей – в шок. Но вы не представляете, каким спросом пользовалась тогда это учебное заведение: чтобы туда поступить, необходимо было выдержать громадный конкурс – 14 человек на место.

- Вы окончили академию с отличием и вполне могли претендовать на тёплое местечко как минимум в Подмосковье. Почему вы решили отправиться работать за 8 тысяч километров от столицы?

- Вы ошибаетесь, если думаете, что отличников в те времена Москва приберегала для себя. Нет, лучших отправляли именно на периферию, где в их энергии нуждались. Не знаю, но никакого страха и сомнений в том, чтобы уезжать так далеко от родных мест у меня не было.

В Хабаровск нас прибыла целая бригада: четверо плодоовощеводов и один агрохимик. Как сейчас помню: приехали мы 16 августа 1956 года, и у меня просто дух захватило: какой Хабаровск был красивый и роскошно зелёный! Мне кажется, я тогда сразу поняла, что здесь мой дом.

Меня тянуло на томаты…

- Ваша вузовская специальность – плодоовощевод, в чьи обязанности входит лишь выращивать то, что изобрели другие. Что же заставило вас нарушить это правило?

- Первые три года я и выращивала чужие сорта – на Вяземской овощной станции. О шикарных, с центральным отоплением теплицах мы тогда только мечтали. Рассаду выращивали в парниках. Даже полиэтиленовая плёнка появилась только в 1962 году.

А селекцией я всерьез заболела только в 1967, когда на дальневосточных полях проработала уже десять лет и поняла все недостатки существовавших тогда сортов овощей. Первое время пришлось изрядно попотеть, чтобы вникнуть во все тонкости селекции. Это я сейчас сорт огурцов могу определить чуть ли не закрытыми глазами. Признаться, сначала меня тянуло на томаты, к огурцам я была как-то равнодушна.

- И почему же сменили томатную «ориентацию» на огуречную?

- Огурец очень полезный овощ, он, можно сказать, уникален. На девяносто пять процентов состоит из воды, однако в оставшихся пяти собраны все необходимые для человеческого организма минералы и витамины. Одним словом – маленький санитар нашего организма.

Вот только в наших краях с выращиванием огурцов всегда была проблема. Ведь Дальний Восток является родиной самой страшной для огурцов болезни – ложной мучнистой росы. Дачники эту заразу отлично знают: она проявляет себя в виде жёлтых пятен на листьях растений. В общем, родилась моя мечта – создать местный устойчивый сорт – почти по необходимости.

До меня первую попытку вывести устойчивый в отношении этой заразы сорт в условиях нашего региона сделала мой селекционный учитель Ефросинья Гамаюнова. Дальневосточный-27 был специально выведен в тяжёлые военные годы.

- А как появился на свет Миг?

- Первые мои попытки создать устойчивый сорт закончились полным провалом – получался какой-то неустойчивый гибрид. И вообще, на практике я убедилась, что не все теоретические законы генетики, которые я знала по книжкам, находят подтверждение в жизни. А потому мои испытания даже стали основой для создания ряда методических рекомендаций.

На выведение первого сорта у меня ушло без малого десять лет, и в 1978 году появился Каскад. Его так мой супруг назвал за расположение женских цветков, которые ниспадают в виде каскада. Однако этот сорт был лишь близок к истине. Поэтому семь лет спустя в 1985 году на радость дачникам был выведен Миг. Его плод, пожалуй, самый большой из тех, что мне удалось создать. Зелёный, очень высокоурожайный и к тому же пригодный на все случаи огородной жизни – одним словом, универсальный.

Буквально сразу этот огурчик стал популярен во всех уголках бывшего Союза особенно, когда в 1991 году по всей России и на Украине прошла вспышка ложной мучнистой росы, и все тамошние сорта погибли. В то время наше краевое объединение «Сортсемовощ» отправило на запад около десяти тонн семян огурцов Миг и Каскад. Письма с просьбой выслать семена приходили мешками.

Китайский Миг и японский Лотос

- Наверное, на вас тогда золотой дождь пролился? В Америке такой человек, как вы, наверняка был бы миллионером.

- Ну, что вы, какой дождь! Первый и последний раз я и коллектив из четырех моих помощников получили гонорар за создание Хабара – три тысячи рублей. К сожалению, авторское право у нас в стране не работает. Правами на все мои сорта обладает Дальневосточный научно-исследовательский институт сельского хозяйства, и по закону, все, кто использует мои сорта, должны перечислять институту определённые суммы, а он в свою очередь должен начислять гонорар авторам.

Однако на деле добиться от кого-нибудь реальных выплат практически невозможно. Единственные, кто расплачивается с институтом за моё изобретение, это фермеры, которые выращивают семена, но полученные с продаж деньги идут на нужды НИИ.

- А на пакетиках с вашим изобретением хоть раз видели своё имя?

- Почему-то у нас в стране нет права на имя. Хотя странно, конечно: на книгах же пишут имя автора, а ведь создать новый сорт – это огромный труд. Многие селекционеры за всю жизнь создают не более двух сортов, а у меня их целых шесть. А ходить просить кого-то – неудобно как-то…

Следующие мои сорта КИТ, Лотос и Хабар появились уже в новое время: с 1997 по 2000 год, но имя авторов по-прежнему не указывается. Кстати, у этих сортов необычная биография: селекционным материалом послужили сорта огурцов, созданные моими японскими коллегами.

- А как японцы? Претензий не предъявляли?

Нет, что вы, мы с ними активно сотрудничаем. Для японских селекционеров Миг стал таким же селекционным материалом, как для меня их семена. Да и вообще, семена постоянно мигрируют через границу. Например, некоторые китайские сорта огурцов, которые сегодня продаются в Хабаровске, – это всё те же Миги, только слегка «китаизированные».

Вообще, я считаю, что у каждого сорта должна быть особенность. КИТ, например, неприхотлив, дает стабильный урожай, а главное практически не буреет. Лотос отличается яркими с белыми полосками плодами, он среднеспелый, превосходно подходит для засолки. А у Хабара ни при каких обстоятельствах не появится знакомый всем огородникам привкус горечи, этот сорт – самый урожайный из всех.

Как вы яхту назовёте…

- Если не секрет, откуда взялось такое необычное название для огурца, «КИТ», и как вообще придумывается имя селекционному изобретению?

- Да с КИТом помню, случился конфуз. Муж меня долго стыдил, что свой третий сорт я назвала КИТ, мол, ассоциация у народа будет неправильная, ведь животное большое, а огурчик маленький. Однако название это – лишь аббревиатура (расшифровывается как «коллектив интенсивного труда» – это мы в шутку так назвали нашу лабораторию). Откуда появилось название Миг, можно и не говорить, правда, кто предложил его, я уже и не помню. А вообще с выдумыванием названий у меня как-то не очень. Единственный, названный мною лично сорт, – это Хабар, в переводе с тюркского – «удача, прибыль».

- А существуют какие-нибудь правила того, как следует называть новые сорта? Или можно придумать все что угодно?

- Названия утверждает Государственная комиссия по сортоиспытанию сельскохозяйственных культур.

В имени желательно отразить особенность сорта или определить район его создания (в данном случае Хабаровский край или Дальний Восток). Ну и, конечно, нельзя, чтобы названия сортов совпадали с уже зарегистрированными в государственном реестре – а на сегодняшний день их около ста. Я, признаться, даже у дачников иногда весьма оригинальные и ценные идеи брала взаймы. Например, так называемые опрыскивательные смеси биологического происхождения, которые, возможно, благополучно заменят химикаты. И сама, конечно, с ними делюсь своими знаниями.

В Университете сельскохозяйственных знаний я регулярно читаю лекции, и, надо сказать, всех желающих зал вмещает с трудом.

А ещё со мной часто здороваются на улице незнакомые люди. И я всегда уверена: это дачники. Вообще, приятно, что твой труд кому-то нужен, а главное приносит радость.

Беседовала Юлия Кремнева

От редакции портала

Помнится, в своё время Ольгу Мигину выдвинули кандидатом на присвоение звания Почётного гражданина города Хабаровска. Однако, почему-то, вместо Ольги Николаевны «назначили» тогдашнего командующего Дальневосточным военным округом Юрия Якубова. Именно назначили.

Почти каждый из 400 тысяч дачников края знает мигинские огурцы, помидоры и другие овощи, сорта которых подарила она всему Дальнему Востоку. Кстати, генерала Якубова в Хабаровске давно нет, а выдающийся селекционер живёт и даже работает, несмотря на свой преклонный возраст. Так может быть, есть смысл восстановить справедливость и избрать в нынешнем году почётным гражданином Хабаровска Ольгу Мигину?

Портал «RusHub» предлагает это сделать после того, как на большинстве хабаровских грядок созреют огурцы и помидоры Ольги Николаевны, в том числе и на даче нашего главного редактора.

RusHub, 11.05.11

Ольга Мигина – выдающийся селекционер-овощевод

Хабаровский селекционер Ольга Мигина:

За небывалые урожаи люди кланялись мне в пояс

Она хотела просто создавать и создавать новые сорта.

Ольга Мигина с искренней скромностью пожилого интеллигента отказывалась от нашей встречи. Но почему-то очень тянуло с этой женщиной увидеться. Наверное, потому, что весна и дачный сезон стучатся в двери. Да и захотелось просто поговорить с ней по душам после рабочего дня – живём-то рядом, на одной улице.

- Я единственная из своего класса в Рыбинске пошла в сельское хозяйство. Очень любила возиться с растениями, – начала наш разговор Ольга Николаевна. – Окончила школу с золотой медалью, кстати. И поехала поступать в Московский университет, на биофак. Но когда приехала, выяснилось, что приём медалистов в МГУ закончился. И пошла я в Тимирязевскую сельхозакадемию.

В этом маститом вузе Мигина проучилась четыре года, вышла замуж за однокашника Костю. Она училась на овощевода, он на плодовода. Муж закончил академию, и его направили в Хабаровск. Ольга была уже беременной, перевелась на заочное отделение и поехала с ним. Это был 1956 год.

Рядом с Казьминым

Через некоторое время мужа из Хабаровска направили директором плодоовощеводческой станции в Вяземский. Как ниточка за иголочкой жена почапала за супругом на край света. Работала лаборантом за 30 рублей в месяц, потом сразу стала старшим научным сотрудником. Но станцию закрыли и всех растениеводов перевели в Хабаровск в Дальневосточный НИИ сельского хозяйства, возглавлял который легендарный зубр аграрной науки Григорий Тихонович Казьмин.

Кстати, в те времена многих будущих учёных, кто приезжал по целевому набору после окончания вузов, селили скопом, рядом друг с дружкой в одних домах. Создавались своеобразные резервации. Растениеводам дали комнатки в бараке, что в районе Хабаровского овощесовхоза. Там же жил и директор Казьмин, но в отдельном доме.

- Сначала я увлеклась помидорами. Начала выращивать их в парниках, – вспоминает Ольга Мигина. – Между прочим, именно по парниковым культурам помидоров я, без научного руководителя, начала готовиться к защите диссертации. Причём даже аспирантуры по моей специализации не было.

Совхоз Святогорский. Слева Г.Т. Казьмин, директор ДальНИИСХа, справа – В.И. Нагаевский, бригадир совхоза, в центре – Ольга Мигина

Фото из личного архива Ольги Мигиной

Первым стал Каскад

Так получилось, что муж оставил семью. Помогать было некому. Молодая женщина с ребёнком на руках смело отправилась в Ленинград, и там удачно провела защиту кандидатской. Начала заниматься селекцией сортов томатов.

- У нас работала тогда Ефросинья Гамаюнова. Сколько сортов помидоров она вырастила, уму непостижимо, – продолжает Ольга Мигина. – До сих пор её томаты, особенно Хабаровский розовый, пользуются непререкаемым авторитетом и популярностью. Кроме того, Гамаюнова является автором сорта огурца Дальневосточный 27. Она-то мне и сказала, дескать, у тебя же дар мыслителя-аналитика, не губи талант, займись селекцией огурцов. И я занялась.

Мигина разработала сама собственные методики селекции. Их не было до неё вовсе. Изучила сотни западных сортов, обменивалась семенами с разными регионами страны. Но что любопытно, практически все свои знаменитые сорта Каскад, Ерофей, Кит, Лотос и, конечно, Миг она вывела на основе… японских огурцов. Только вот "японцы" – длинные, а Мигина превратила их в сильных малышей-крепышей, да ещё с пупырышками. Волшебница, да и только.

- Главной задачей для меня было создание сорта, устойчивого к самому коварному заболеванию – пероноспорозу. Эта грибковая гадость, ложная мучнистая роса, настоящий бич огурцов, – взбирается на своего конька ученый Ольга Мигина. – Ежегодно в начале августа от этой болезни на Дальнем Востоке погибали уже все сорта. И вот первым стойким солдатиком стал Каскад. На этот сорт ушло девять лет. Начала его выводить в 68-м, а районировали сорт в 1977 году, по всему Дальнему Востоку – даже на Сахалине и Камчатке выращивали. Испытывался Каскад, кстати, и в разных регионах России – четыре года.

Пять тонн семян

А потом были и другие сорта – целых семь – на все у Ольги Николаевны получены авторские свидетельства, на три – патенты. Среди них был Миг, хотя он был выведен ещё в те времена, когда патентов просто не существовало в Советском Союзе. Патент Мигиной выдали позже. Дело в том, что Миг прекрасно зарекомендовал себя по всей огромной стране, даже на Украине. Его там районировали.

- Представляете, наш дальневосточный сорт стал украинским. Я ездила туда и видела, что все их тамошние огурцы поражались мучнистым грибком, а мой сорт стоял чистенький, – с гордостью, по-молодецки продолжает селекционер. – Украинцы схватились за Миг, как за соломинку. Затем мы заключили договор и с Краснодарским краем. Мы туда центнерами отправляли семена. А вообще-то здесь, в ДальНИИСХ, мы выращивали в те времена по пять тонн семян огурцов. И всё это расходилось.

Создавать и создавать

Мигина многое помнит, несмотря на свои почти 80 лет. Она с большой теплотой вспоминает, как они с главным агрономом Хабаровского края Беллой Петровной Фоминской ездили всё на ту же Украину.

- Там чуть ли не в пояс кланялись мне люди за небывалые урожаи. Дальневосточный огурчик на украинской земле рос под аплодисменты аграриев, – чувственно продолжает моя собеседница.

В цивилизованной капиталистической стране, где с каждой сделки автору платится процент или гонорар, Ольга Мигина была бы миллиардером, без всякого преувеличения. Но женщина даже не думала об этом, дескать, зачем, ведь тогда бы она стала по социальному положению выше своих менее успешных коллег. А это ей не по нутру.

Она хотела просто создавать и создавать новые сорта. Летала по полям, как птица. Мигина даже докторскую диссертацию не стала защищать, и Государственную премию не получила именно из-за своей природной скромности.

- В конце 80-х, накануне развала СССР, в Хабаровске прошло всесоюзное совещание по устойчивым сортам, – говорит Ольга Николаевна. – Именно Хабаровск был в этом вопросе первым и делился опытом со всей страной. Здесь была создана лаборатория по селекции огурцов. И мне доверили её возглавить.

Ткнул, они и растут

Ольга Мигина ушла на пенсию только в 2008 году. По полям нынче она не летает, ноги болят. Но селекционером была, есть и останется навсегда. Общается с огородниками, и не только хабаровскими. Звонит фермерам и предпринимателям, которые выращивают и реализуют её огурчики.

- Когда были совхозные времена, мы засаживали нашими сортами по 40-50 гектаров, – вспоминает Мигина. – Сейчас у фермеров под нашими огурцами по 1,5-2 гектара. А "Миг" и вовсе выращивает лишь один сельхозпредприниматель.

Нынче в Хабаровске нет дефицита семян, как говорится, изобилие. Да только всё это западные огурцы, тепличные, к тому же их приходится обрабатывать химикатами от болезней. А мигинские огурчики ничем не надо защищать – ткнул, они растут.

Даже не извинились

В начале 2000-х годов Ольгу Мигину сельхозинститут выдвинул на звание почётного гражданина Хабаровска. Она отказывалась, но коллеги настояли. Говорили, что за её кандидатуру наши огородники собрали тысячи подписей. Приехали журналисты с телевидения и объявили: вопрос решён. И вдруг комиссия объявляет, что почётным стал тогдашний командующий Дальневосточным военным округом Юрий Якубов.

Кстати, генерал почти сразу же и уехал из Хабаровска, хотя публично обещал, что будет жить в нашем городе и после службы. А вот Ольга Мигина осталась. И больше "становиться" почётным у неё нет желания. Обидели её городские власти и, по-моему, не извинились.

Скромная женщина даже все свои заслуженные патенты, авторские свидетельства, дипломы и другие награды оставила в институте, абсолютно все. Ничего не взяла с собой: зачем, говорит, это общие заслуги.

Награды Ольги Мигиной. Фото Андрея Мирмовича

Дома она хранит лишь три значка: заслуженного агронома Советского Союза, отличника сельского хозяйства и изобретателя СССР. Ольга Николаевна трепетно раскладывает их. Открывает коробочку, там – несколько вырезок из сибирских газет о ее "Каскаде", и – небольшой журнальчик с доброй статьей о её жизни.

А еще у неё в шкафу лежат два выпуска "Солнышка" и специздания "Сорта и семена", с маленькими заметками о её сортах. Мигина живёт не только прошлым, но и настоящим, чтобы успеть, как она говорит, заглянуть в будущее, хоть одним глазком – как там её стойкие и вкусные огурчики поживают?

Источник: habinfo.ru

Отечественная агробиология понесла невосполнимую утрату...

В субботу, 27 июня с.г. на 81 году ушла из жизни учёный-селекционер, хабаровчанка Ольга Николаевна Мигина. Это её огурцы Каскад, Миг, Лотос, Ерофей, Хабар ...

Ольга Мигина разработала и внедрила в хабаровское растениеводство уникальные методики селекции огурцов. Она изучила сотни западных сортов, обменивалась семенами с разными регионами страны.

Практически все свои знаменитые восемь (!) сортов Ольга Николаевна вывела на основе длинных японских огурцов. Мигина сделала свой сорт устойчивым к грибковому заболеванию – пероноспорозу (ложная мучниста роса). В те времена ежегодно в начале августа от этой болезни на Дальнем Востоке погибали все виды огурцов.

Первым стал Каскад. Ну а самый знаменитый сорт – Миг – именной – стал не только дальневосточным, но и украинским.

- Я ездила туда и видела, что все их тамошние огурцы поражались мучнистым грибком, а мой сорт стоял чистенький. Украинцы буквально схватились за наш «Миг», как за соломинку. Мы туда центнерами отправляли семена. Там чуть ли не в пояс кланялись мне люди за небывалые урожаи, – дала последнее интервью Ольга Мигина нашей редакции.

Ольга Мигина не стала защищать докторскую – времени не было, да и не считала свою работу чем-то из ряда вон. Отказалась и от Государственной премии.

А в начале 2003 года её родной Дальневосточный научно-исследовательский институт сельского хозяйства (ДальНИИСХ) выдвинул на звание почётного гражданина Хабаровска. За её кандидатуру наши огородники собрали более трёх тысяч подписей. А когда пришло время, комиссия объявила, что почётным стал тогдашний командующий войсками Дальневосточного военного округа Юрий Якубов. Генерал почти сразу же и уехал из Хабаровска, хотя публично обещал, что останется жить в нашем городе и после службы.

В прошлом году наша редакция обращалась к городским и краевым властям – исправить эту ошибку и присвоить Ольге Мигиной либо звание почётного гражданина города, либо – края. Но, увы, ни в прошлом, ни в нынешнем году Ольге Николаевне никто и не позвонил, ни из мэрии, ни из правительства края...

- Да не надо мне никаких званий, так жить спокойнее, – говорила Ольга Мигина. – Главное, чтобы здоровье было, и люди радовались нашим сортам.

Забыли, похоже, мэр Хабаровска Александр Соколов и губернатор края Вячеслав Шпорт, что огурцы Ольги Мигиной знают почти все из 400 тысяч дачников Хабаровского края. И, похоже, не ведали они, что Ольга Николаевна – была очень скромной женщиной, отказавшаяся от многих наград, званий и известности, посвятив себя науке. А теперь-то и не исправить ...

Приносим соболезнования родным и близким Ольги Николаевны Мигиной. Отечественная агробиология понесла невосполнимую утрату...

Константин Пронякин, Андрей Мирмович, Ирина Харитонова, редакция «Дебри-ДВ», Хабаровск.

Источник: debri-dv.ru

Примечание автора сайта. Благодарен Мирмовичу Андрею Эдуардовичу, главному редактору видеокомпании "Медиа-группа", заместителю главного редактора портала "Дебри-ДВ", ведущему программы "Реверс" на радиостанции "Восток России", за присланный материал

Комментарии (1)
Сады Сибири © 2016

Сады Сибири

Внимание Ваш браузер устарел!

Мы рады приветствовать Вас на нашем сайте! К сожалению браузер, которым вы пользуетесь устарел. Он не может корректно отобразить информацию на страницах нашего сайта и очень сильно ограничивает Вас в получении полного удовлетворения от работы в интернете. Мы настоятельно рекомендуем вам обновить Ваш браузер до последней версии, или установить отличный от него продукт.

Для того чтобы обновить Ваш браузер до последней версии, перейдите по данной ссылке Microsoft Internet Explorer.
Если по каким-либо причинам вы не можете обновить Ваш браузер, попробуйте в работе один из этих:

Какие преимущества от перехода на более новый браузер?